[personal profile] worden


Вот повесть о брате Бертольде из Швабии (Бертольде Регенсбургском). Он принадлежал к ордену братьев миноритов, и был священник и проповедник, человек достойной и святой жизни, как и подобает монаху. Он написал толкование Апокалипсиса, откуда я взял только часть, относящуюся к семи епископам Азии, явленных как ангелы в начале Апокалипсиса. Сделал я так для того, чтобы знать, кем были те ангелы, и из-за того, что был у меня комментарий аббата Йоахима к Апокалипсису, который я почитал превыше прочих. Далее, Бертольд создал великий том наставлений на весь год, на каждый праздник и Воскресение в течение года. Из наставлений тех я взял лишь два, так как они наилучшим образом описывали Антихриста...
И, как я вам покажу, брату Бертольду был дарован Богом особый дар проповедовать, и все, кто его слышал, говорили так: со времени апостолов и до наших дней никто не сравнится с ним в немецкой речи. За ним следовало великое множество мужчин и женщин, иногда шестьдесят или сто тысяч народу. По многу раз несчетные толпы собирались из многих городов, чтобы послушать сладостные и спасительные речи, исходящие изо рта его милостью Того, кто «дает голосу Его голос сильный», и «дает слова проповедникам искусным».
Он обыкновенно поднимался на колокольню или деревянную башню, как колокольню построенную, проповедуя с нее среди полей; к приходу его вывешивали также флаг на башне, чтобы знали слушатели его, откуда ветер дует, и где лучше сесть или встать, чтоб услышать. И, дивно говорить о том, но его слышали столь же ясно и понятно те, что стояли поодаль, как и те, что были вблизи; и ни один не вставал и не покидал проповеди, пока она не закончится. Когда говорил он о Страшном Суде, каждый трепетал, словно волны по воде шли. И упрашивали его ради любви Господа не проповедовать им более о том, поскольку в страхе и тяжком смятении пребывали, слыша грозные слова.
И было так, что в тот день, когда брат Бертольд должен был проповедовать в некоем месте, стал крестьянин просить господина своего Бога ради отпустить его слушать проповедь брата Бертольда. Но ответил ему господин: «Я пойду слушать проповедь; ты же иди в поле пахать с волами, как сказано у Экклезиаста: «дай ему работу, чтоб не быть ему праздным»». И как начал крестьянин работу свою рано утром, к пахоте приступив, услышал он, дивясь тому, первое слово из проповеди брата Бертольда, бывши в тот день от него за тридцать миль. Тотчас же он распряг волов, отпустив их пастись, и сам он, сев, смог послушать проповедь. И были явлены в тот день три чуда, сохранившихся в памяти. Первое, что он слышал и понял проповедь, хотя и был далеко, за тридцать миль. Второе, что он уразумел все наставление и сохранил его в памяти. Третье, что после того, как закончена была проповедь, он вспахал столько же, сколько привык делать в другие дни, без перерыва. И когда тот крестьянин спросил господина своего про наставление брата Бертольда, и тот не смог повторить его, крестьянин повторил ему наставление с начала до конца, и рассказал, как он слушал речь его на поле и понял его. И господин его, узнав о чуде, дал крестьянину волю пойти и слушать проповедь брата Бертольда когда ему угодно, какую бы работу ему ни пришлось исполнять.
И вошло в обычай у брата Бертольда читать наставления, где он проповедовал, то в одном округе, то в другом, в разных местах в разное время, чтобы людям, приходящим слушать его, хватало еды. И некая благородная дама, загоревшись великим и пламенным желанием слушать его проповедь, следовала за ним в течение целых шести лет из города в город и из одного округа в другой, со спутницами и со своими богатствами, но не могла улучить время, чтобы лично увидеть его и поговорить с ним. Но по истечении шести лет, когда закончилось все ее достояние, на праздник Вознесения Господня, дама со своими спутницами не знали, что им есть, и она отправилась к брату Бертольду и поведала ему свою историю, которую я описал. Выслушав даму, брат Бертольд послал ее к некоему банкиру, считавшемуся богатейшим в том городе, и сказал ей, чтобы она именем брата Бертольда повелела банкиру дать ей столько денег на еду и другие нужды, сколько стоит тот один день, когда она получила отпущение, и которого она ждала шесть лет, следуя за ним. Услышав то, банкир улыбнулся и сказал: «Как же мне узнать стоимость отпущения в этот день, ради которого вы шли за братом Бертольдом?» И ответила она: «он сказал мне так ответить вам: положи деньги на одну чашу весов, и я дохну на другую, и так узнаешь ты стоимость моего отпущения». И принес он денег во множестве, и наполнил ими чашу весов. Но она дохнула на другую чашу, и тут же та перевесила, и другая чаша с деньгами подскочила, словно перо. Видя это, банкир преисполнился изумления, и добавил еще и еще золота на свою чашу весов, но не мог превозмочь дыхание той дамы, ибо Дух Святой дал ему такой вес, что никакими деньгами нельзя было уравновесить ту чашу, на которую дохнула она. Тогда банкир, видя это, отправился с дамой к брату Бертольду, и поведал ему все случившееся. И так сказал ему банкир: «Я готов отдать все неправедно нажитое золото и, ради Бога, отдать бедным все свое добро, и хочу стать праведным, ибо воистину я видел чудо в этот день». И брат Бертольд приказал ему обеспечить в достатке все, в чем нуждалась та дама, в чьем присутствии ему были явлены чудеса, и всех ее спутниц. И ревностно и щедро исполнил он то, восхвалив Господа Иисуса Христа, которому слава вовеки и до конца времен. Аминь.

Profile

worden

January 2012

S M T W T F S
1234567
8 91011121314
15161718192021
2223242526 2728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios